Промышленность и энергетика РФ

Топливно-энергетический комплекс России - промышленный портал

Содержание

Хронология

1990 год

  • Июнь — постановление Верховного совета СССР «О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике»
  • Декабрь — закон о предприятиях и предпринимательской деятельности

1991 год

  • Январь — денежная реформа
  • Март — принят закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»
  • Апрель — зарегистрирован банк «Югорский»
  • 3 июля — Верховный совет РСФСР принял закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР».[1]
  • Октябрь — на V Съезде народных депутатов РСФСР президент России Борис Ельцин объявил о проведении в России радикальных экономических реформ
  • Ноябрь — председателем Госкомимущества назначен Анатолий Чубайс
  • 19 декабря — постановление правительства РСФСР № 55 «О мерах по либерализации цен».
  • 29 декабря — изданы «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации в 1992 году»
  • Декабрь — указ о свободе торговли
  • Декабрь — постановление правительства России о реорганизации колхозов и совхозов в любую стандартную форму ассоциаций

1992 год

  • Январь — либерализация цен, начало гиперинфляции
  • Май — Виктор Черномырдин возглавляет Минтопэнерго
  • 11 июня — постановлением Верховного Совета Российской Федерации № 2980-I утверждена «Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 г.»[2]
  • Июль — Верховный совет РФ назначил В. В. Геращенко на пост главы ЦБ РФ
  • Август — указ президента России «О введении системы приватизационных чеков в Российской Федерации»

В начале 1992 года вскоре после либерализации цен в российской экономике возникли повсеместные задержки денежных платежей и как следствие образовалась огромная сумма задолженности юридических лиц друг другу.[2] К июню 1992 года эта задолженность достигла 2-2,5 трлн руб, оказавшись сопоставимой с доходной частью федерального бюджета.[2] Следствием неплатежей являлись стремительный рост задолженности по зарплатам, неперечисление налогов в госбюджет и угроза остановки жизнеобеспечивающих производств (водоснабжения, транспорта, электроэнергетики и т. п.).[2] Таким образом, проблема неплатежей стала одним из главных факторов, определявших в то время экономическую ситуацию в России.[2] Осознав крайнюю остроту ситуации, в апреле-мае 1992 года федеральные власти начали смягчение финансовой и монетарной политики, что заключалось в основном в возобновлении кредитования предприятий.[2] Однако, этих мер окзалось недостаточно и неплатежи продолжали нарастать.[2] В августе-сентябре 1992 года по инициативе нового руководства ЦБ РФ проводится крупномасштабная акция по снижению уровня задолженности в экономике: на основе кредитной эмиссии в размере 1 трлн рублей были проведены взаимозачёты долгов предприятий.[2] Эта мера позволила пополнить оборотные средства предприятий, приостановить благодаря этому падение производства и уменьшить объём неплатежей, сняв на время остроту проблемы.[2] Однако, поскольку пополнение оборотных средств происходило в условиях свободного ценообразования в разбалансированной экономике, такая большая эмиссия дала сильный инфляционный эффект и вскоре оборотные средства вновь обесценились.[2]

В 1992 году, после либерализации цен и попыток ужесточения денежно-кредитной политики, среди российских предприятий получил широкое распространение бартер.[2]

1993 год

1994 год

Осенью 1994 года российские угольные, нефтяные, электроэнергетические, металлургические компании и железнодорожнники заключили соглашение о временной заморозке цен на свою продукцию в рамках операций между этими отраслями.[2] Эта договорённость способствовала снижению темпов инфляции в стране.[2]

К 1994 году объём финансов, направлявшихся во внебюджетные фонды, стал сопоставим с доходами государственного федерального бюджета.[2]

1995 год

  • Август — банковский кризис[2]
  • Декабрь — принят закон «Об акционерных обществах»

В 1995 году объём размещения ГКО-ОФЗ составил 159,5 млрд рублей.[2] Проведены знаменитые залоговые аукционы

1996 год

1 января 1996 года вступил в силу закон о федеральном бюджете, этот бюджет не предусматривает существование отраслевых внебюджетных фондов. В марте 1996 года правительство России и ЦБ РФ выступают с совместным завлением, в котором было выражено намерение упразднить внебюджетные фонды. 21 марта 1996 года постановлением правительства России № 314 были упразднены внебюджетные фонды в отраслях ТЭК, оборонной промышленности и металлургии.

В 1996 году объём размещения ГКО-ОФЗ составил 430,5 млрд рублей.[2]

1997 год

  • 4 августа — указ президента России Б. Н. Ельцина «об изменении нарицательной стоимости денежных знаков и масштаба цен»

За 1997 год объём размещения ГКО-ОФЗ составил 502,0 млрд рублей.[2]

В конце 1997 года ускорились негативные процессы в сфере финансов: выросли ставки процентов по государственным ценным бумагам и межбанковским кредитам, а также произошло резкое снижение стоимости российских корпоративных ценных бумаг.[2] Так, в III квартале 1997 года средний доход по ГКО на вторичном рынке равнялся 19 %, а в IV квартале — 26,3 %.[2] В III квартале 1997 года средняя ставка по однодневным рублёвым кредитам на московском межбанковском рынке составляла 16,6 %, в IV квартале — 25,2 %.[2]

1998 год

В 1998 году доля бартерных операций в российской экономике поднялась до 51 %.[2]

В I квартале 1998 года средний доход по ГКО на вторичном рынке равнялся 29,1 %, во II квартале — 49,2 %.[2] В I квартале 1998 года средняя ставка по однодневным рублёвым кредитам на московском межбанковском рынке составляла 26,8 %, во II квартале — 44,4 %.[2]

К августу 1998 года власти утратили ресурсы для финансирования краткосрочного госдолга и удержания курса рубля.[2] 17 августа 1998 года был объявлен дефолт по внутренним обязательствам (ГКО, ОФЗ) и фактически объявлено об отказе поддерживать курс рубля.[2] Это означало крах макроэкономической политики, проводившейся с 1992 года.[2] В результате финансового кризиса российская экономика получила тяжелейший удар, следствием чего стало резкое обесценивание рубля, спад производства, значительный рост инфляции, падение уровня жизни населения.[2]

1999 год

Спад российской экономики, произошедший в 1998 году, был кратковременным и вскоре сменился масштабным экономическим ростом.[2] Переход от спада к росту объясняется комплексом причин:[2]

  • Позитивные изменения в макроэкономической политике.[2] Во-первых, возобновление экономического роста было признано более важным приоритетом, чем сдерживание инфляции.[2] Во-вторых, было признано неэффективным использование завышенного курса рубля как средства сдерживания инфляции, формирование курса рубля фактически стало рыночным.[2] В-третьих, были предприняты меры по ликвидации задержек по пенсиям, пособиям и зарплатам, а государство практически полностью отказалось от имевшей место до этого практики неисполнения своих финансовых обязательств перед подрядчиками по госзаказам и перед бюджетными организациями.[2] В-четвёртых, было принято решение об отказе от восстановления рынка финансовых гособязательств, поскольку было признано, что покрытие дефицита бюджета за счёт масштабных займов создаёт значительные риски экономической стабильности.[2] В-пятых, в конце 1998 года и в 1999 году власти успешно применили регулирование цен естественных монополистов как экономический рычаг и до начала 2000 года темп роста цен на продукцию естественных монополий был значительно ниже среднего темпа роста цен в экономике.[2]
  • Снижение средней реальной зарплаты у наёмных работников и снижение прочих денежных доходов населения.[2]
  • Наличие большого объёма законсервированных производственных ресурсов, появившегося в период глубокого экономического спада в 1990-е годы.[2] Когда в конце 1990-х годов спрос на российском рынке стал расти, значительная часть ранее простаивавших мощностей была введена в действие, что не потребовало сколько-нибудь больших капиталовложений.[2]
  • Рост цен на товары российского экспорта на мировом рынке, прежде всего на нефть, нефтепродукты и на природный газ.[2]

Топливно-энергетический комплекс

В ноябре 1991 года зарегистрирован концерн «Лангепас-Урай-Когалымнефть» при Минтопэнерго.

5 ноября 1992 года Борис Ельцин подписал указ № 1333 «О преобразовании государственного газового концерна „Газпром“ в РАО „Газпром“». Этим же указом был создан Фонд стабилизации и развития.[2] 1 апреля 1996 года этот фонд был упразднён.

В апреле 1993 года были созданы акционерные общества открытого типа «Сургутнефтегаз», ЛУКОЙЛ и ЮКОС.

В мае 1994 года был зарезан директор АО «Нефтебур» Олег Литвинов.

6 декабря 1993 году указом Бориса Ельцина № 2116 «Газпром» был освобождён от уплаты импортных пошлин на оборудование, материалы и другие товары, приобретаемые «для стабилизации и развития газовой промышленности». 6 марта 1995 года указом Бориса Ельцина № 244 «О признании утратившими силу и об отмене решений Президента Российской Федерации в части предоставления таможенных льгот» «Газпром» лишается этой таможенной льготы.

В сентябре 1994 года был убит коммерческий директор компании «Нефть Самары» Юрий Шебанов.

В апреле 1995 года президент России Борис Ельцин подписал указ «О первоочередных мерах по совершенствованию деятельности нефтяных компаний».

В июле 1995 года «Газпром» перевёл свои счета в валюте из Внешторгбанка и банка «Империал» в Газпромбанк.

В 1995 году спецналог на юридических лиц, отчисления от которого шли на формирование внебюджетного Фонда финансовой поддержки угольной промышленности, был снижен в 2 раза. В 1996 году этот налог был отменён, а фонд ликвидирован.[2]

В августе 1995 года была учреждена Тюменская нефтяная компания.

В конце августа 1995 года Борис Ельцин подписал указ «Об образовании Сибирской нефтяной компании».

Химическая промышленность

В 1991 году в Москве открылась Биржа химических товаров.

В 1992 году инвестиции в химическую промышленность упали на 70 %, объёмы экспорта химической продукции — на 44 %. В 1992 году Евросоюз вводит антидемпинговые пошлины на минеральные удобрения из России. В 1992 году был приватизирован завод «Акрон».

Чёрная металлургия

В июне 1991 года создано ЗАО «Биржа металлов».

В августе 1991 года создано ЗАО «Металлургическая инвестиционная компания».

В марте 1994 года на всероссийский чековый аукцион выставлены акции Череповецкого металлургического комбината.

16 февраля 1996 года бывший гендиректор КМК Н. Фомин при поддержке группы МИКОМ захватывает здание заводоуправления и не пускает на работу его руководителя Е. Браунштейна.

В мае 1996 года генеральным директором «Северстали» становится Алексей Мордашов.

В октябре 1998 года правительство США начало антидемпинговое расследование в отношении производителей горячекатаного проката в России.

Доходы населения

Динамика реальной начисленной заработной платы в России в 1991—2008 годах, в % к уровню 1991 года

В 1990-е годы уровень жизни большинства населения определялся величиной заработной платы и социальных выплат. За годы проведения рыночных реформ 1990-х годов реальные доходы населения России снизились более чем в два раза до показателей 60-70-х годов, при этом произошло ухудшение большинства показателей уровня и качества жизни[3][4].

Исследователи отмечали, что уровень и структура заработной платы не обеспечивали для абсолютного большинства работающих полного или хотя бы приемлемого возмещения затраченной ими рабочей силы. По данным Госкомстата, к концу 1995 года средний уровень реальной заработной платы упал примерно до 34 % от уровня, существовавшего до начала реформ (январь 1992 г.).[5] Академик Д. Львов приводил данные, согласно которым среднемесячная заработная плата в сопоставимых ценах в 1991 году составляла 598 рублей в месяц, а в 1998 году — только 198 рублей, то есть произошло ее снижение в 3 раза. Наибольшее падение реальной заработной платы произошло в 1995 и 1998 гг.[3][6]

Согласно данным Госкомстата, на конец июля 1997 года объём задолженности по выплате заработной платы, за который ответственно государство, составлял 11,4 трлн руб. В эту цифру не были включены данные по задолженности военным и некоторым другим категориям работников, и их включение повышало размер задолженности примерно до 20 трлн руб.[7] Общая задолженность по зарплате на начало 1997 года (согласно данным Госкомстата) составила примерно 50 трлн руб.[5]

Внешняя торговля

В 1992 году экспорт из России составил $46 млрд.[2] По оценкам ЦБ РФ, в 1992 году в Россию не вернулось около 60 % валютной выручки от экспорта, в 1993 году — около 35 %, в 1994 году — около 12 %.[2]

В феврале 1993 года «Газпром» приостанавливает поставки газа на Украину из-за неуплаты.[8] Ограничение поставок продлилось сутки.[8] На тот момент долг Украины за газ составлял более 138 млрд рублей.[8] В ответ на угрозы со стороны российских властей украинские власти отвечают, что перекроют транзитные газопроводы, по которым Россия ведёт поставки газа в Западную Европу.[8]

В марте 1994 года «Газпром» приостанавливает поставки газа на Украину.[8] На тот момент долг Украины за газ превышает 1 трлн рублей.[8] «Газпром» потребовал решения проблемы долга за счёт передачи России части имущественных прав на украинские газопроводы и предприятия.[8] 10 марта, в ходе украино-российских переговоров, было принято решение о продолжении поставок газа на Украину.[8] Причём украинская сторона приняла на себя обязательство в течение месяца предоставить график погашения долгов за газ.[8] Хотя график так и не был предоставлен, по политическим причинам Украину не отключили от газа.[8]

В середине 1990-х годов объём импорта, осуществляемый челноками, составлял около $10 млрд в год.[2]

В 1993—1995 годах около половины импортной алкогольной продукции, реализуемой в России, была ввезена контрабандным путём.[2]

В 1996 году пошлины на импорт газовых труб были уменьшены в 4 раза.[2]

Налоговая система

В 1992—1993 годах большинство российских предприятий не стремились уклоняться от уплаты налогов.[2] Нередко руководство предприятий не предпринимало даже совершенно законные меры с целью снижения объёма выплачиваемых налогов.[2] Со второй половины 1993 года, потеряв надежду на снижение налогового бремени, предприятия начали поиск способов уклонения от уплаты налогов.[2]

1 января 1994 года были повышены ставки налогов.[2] Это стало одним из последних аргументов для предприятий в пользу массого отказа от налоговой законопослушности.[2] Ранее других от налогов стали уходить небольшие негосударственные предприятия.[2] Для ухода от налогов использовались самые различные методы:[2]

  • Группа предприятий в регионе регистрировала финансовую компанию, в уставной капитал которой вносилась вся готовая продукция этих предприятий.[2] Это означало, что предприятие, производя свою продукцию, не имея реализации и формально являясь убыточной, соответственно не платило налог на прибыль и НДС.[2]
  • Чтобы уменьшить выплаты по налогу на прибыль, предприятия старались увеличить отчётную долю издержек.[2] Самым простым способом увеличения отчётных издержек было увеличение фонда зарплаты, для чего многие фирмы выписывали заработную плату на множество «мёртвых душ» (лиц, числившихся с списках работников, но реально не работавших).[2]
  • Чтобы уменьшить налогообложение фонда оплаты труда, предприятия платили часть денег своим работникам под видом возврата медицинской страховки через страховые компании, под видом материальной помощи и т. п.[2]
  • Чтобы уйти от налога на прибыль фирмы регистрировались в качестве малых предприятий, которые согласно тогдашнему законодательству не платили этот налога в течение первых двух лет своей с момента регистрации, а также имели другие налоговые льготы.[2] После истечения двух лет предприятие ликвидировалось и вновь регистрировалась уже под новым названием, получая право на очередной двухлетний срок налоговых льгот.[2]
  • Многие фирмы пользовалось услугами различных общественных организаций, имевших законодательные привилегии: «церковных организаций», «чернобыльцев», «спортсменов», «афганцев», «инвалидов» и т. п.[2] Чтобы уменьшить свои издержки, фирмы проводили свои операции (в том числе внешнеторговые) не самостоятельно, а через такие организации.[2]
  • Широкое распространение получила минимизация отчислений налогов за счёт занижения фирмами реального финансового оборота с помощью различных методов.[2] Одним из методов были бартерные сделки, при которых продуция обменивалась по сильно заниженным ценам.[2] Другим методом было широкое использование взаимозачётов.[2]
  • Многие фирмы занижали свой реальный доход от внешнеторговых сделок.[2] Например, при экспорте в налоговых отчётах указывалась сильно заниженная по сравнению с фактической цена товара, а неучтённая прибыль оседала на счёте предприятия в каком-нибудь иностранном банке.[2] Другим способом снижения налогов при внешнеторговых операциях была регистрация за рубежом полностью подконтрольной фирмы, которой российское предприятие поставляло свою продукцию по заниженной цене, а та свою очередь перепродавала продукцию реальному иностранному покупателю по обычной рыночной цене.[2] Подобные внешнеторговые сделки приводили также к масштабной утечке капиталов из России.[2]
  • Примерно с 1993 года многие фирмы стали уходить от налогов с помощью широкого использования наличных денег для расчётов со своими партнёрами.[2] Значительная часть этого оборота скрывалась от правоохранительных органов, поэтому в обиходе наличные средства, применявшиеся для таких операций, называли «чёрным налом».[2] На наличных операциях был построен практически весь «челночный» бизнес.[2]

Последствия массового уклонения от уплаты налогов в 1990-е годы были двоякими.[2] С одной стороны, уходя от налогов, фирмы сохраняли дополнительный финансовые ресурсы, которые были нужны для поддержания производства, а значит этот процесс противодействовал спаду производства.[2] Кроме того, уменьшалась налоговая составляющая в стоимости продукции и фирмы могли продавать её дешевле.[2] Следовательно, это уменьшало инфляционную динамику в экономике и облегчало проблемы сбыта у фирм.[2] С другой стороны, беспорядок в налогообложении подрывал стабильность в финансово-бюджетной сфере экономики России, сокращал возможности для государственных инвестиций и финансирования бюджетной сферы, снижал эффективность макроэкономических мероприятий.[2]

В 1990-е годы власти использовали только один путь решения проблем налогообложения — ужесточения налоговых законов и усиление давления налоговых органов на фирмы.[2] Однако, каждый раз фирмы находили новые способы противодействия этой политике и продолжали уклоняться от налогов.[2] Это говорит о том, что уровень налогообложения в 1990-е годы был завышенным и неприемлемым для фирм.[2]

Экономическая политика

Многие цели и методы экономической политики властей, проводившейся в 1990-е годы, формировались исходя из указаний международных финансовых организаций, в первую очередь МВФ.[2]

Методы экономической политики, применявшиеся в 1995—1998 годах, напоминали «дурную бесконечность»: вновь и вновь повторялись похожие по смыслу меры, несмотря на то, что они каждый раз давали отрицательные результаты.[2] Ставка постоянно делалась на крайне ограниченный набор денежно-кредитных и бюджетно-налоговых мер.[2] Характеристика основных из этих мер:[2]

  • Абсолютный приоритет мер по противодействию инфляции над мерами по стимулированию капиталообразующих инвестиций и производства.[2]
  • В качестве основной и фактически единственной меры по борьбе с инфляцией использовалось сокращение предложения денег.[2] Эта мера включала в себе в том числе задержку в выплатах пенсий, неоплату за продукцию по государственному заказу, неисполнение финансовых обязательств перед бюджетными организациями и т. п.[2]
  • Применение завышенного курса российского рубля в качестве меры по сдерживанию инфляционных ожиданий.[2]
  • Сохрание больших ставок налогов с целью сокращения дефицита госбюджета.[2]
  • Финансирование дефицита госбюджета за счёт продажи на рынке долговых обязательств государства (ГКО, ОФЗ и других).[2] Причём объём их размещения постоянно увеличивался (со 160 млрд рублей в 1995 году до 502 млрд рублей в 1997 году), а нужный объём спроса на них поддерживался большими ставками процентов и значительным привлечением спекулятивных финансовых ресурсов из-за границы.[2] Ориентация на иностранный капитал потребовала ликвидации многих ограничений на вывоз капитала за границу.[2]
  • Абсолютный приоритет идеологических и бюджетно-налоговых мотивов при проведении приватизации над мотивом поиска эффективных собственников.[2]

Эти меры не оправдали даже небольшой доли тех ожиданий, которые на них возлагались.[2] В условиях всеобщего недоверия и неопределённости чисто монетарные антиинляционные меры были неэффективными.[2] Хотя темпы инфляции уменьшились, это не привело к возникновению рыночных импульсов, которые обеспечили бы активизацию процессов модернизации экономики и рост капиталовложений.[2] Участники экономических процессов по-преждему не считали финансовую ситуацию в стране стабильной, полагали уровень рисков чрезмерно большим и воздерживались от значительных инвестиций в основной капитал.[2] Причём государство, применяя сомнительные меры противодействия инфляции и превратившись в крупнейшего нарушителя финансовых обязательств, внесло очень значительный вклад в поддержку большого уровня недоверия в экономике.[2] Кроме того, экономическая политика властей, применявшаяся в те годы, не смогла эффективно противодействовать той составляющей инфляции, которая возникала вследствие воздействия всплесков цен на мировом рынке, структурных и технологических перекосов в экономике и т. д.[2] Вследствие этого, вложения в основной капитал в российской экономике продолжали снижаться опережающими темпами вплоть до 1999 года.[2]

Другие аспекты экономической политики 1995—1998 годов также имели негативные последствия для динамики производства в стране.[2] Чрезмерное уменьшение предложения денег приводило к росту неплатежей, бартера и взаимозачётов, что, в частности, приводило к сильному увеличению трансакционных издержек фирм.[2] Завышенный обменный курс российского рубля значительно снижал ценовую конкурентоспособность российских производителей.[2] Слишком большая налоговая нагрузка приводила к росту либо долговой нагрузки у законопослушных фирм, либо неформальной антиналоговой активности у нелояльных фирм.[2] Финансирование бюджетного дефицита за счёт заимствований на финансовых рынках также имело ряд негативных последствий для экономики.[2] Во-первых, высокая прибыльность операций с государственными ценными бумагами оттягивала финансовые ресурсы из реального сектора экономики в финансовый сектор.[2] Во-вторых, ориентация расходов госбюджета на рефинансирование государственных ценных бумаг значительно суживала возможности государства по поддержанию социальной сферы и экономики страны.[2] В-третьих, резкий рост государственного долга приводил к значительному увеличению рисков, связанных с колебаниями курсов ценных бумаг и курса российского рубля.[2] В-четвёртых, либерализация международных операций с валютой ослабляла защиту экономики страны от внешнего давления на российский рубль и от утечки капиталов.[2]

Следствием проводившейся в 1995—1998 годах экономической политики стали: экономический спад, значительный отток капитала из страны, нехватка денег в реальном секторе и в социальной сфере, усилившийся оппортунизм со стороны фирм, значительное ослабление связей между неблагополучными и благополучными секторами экономики, усиление структурных и технологических диспропорций в экономике, низкий уровень жизни населения и т. п.[2]

17 августа 1998 года был объявлен дефолт по внутренним государственным обязательствам и фактически объявлено об отказе поддерживать курс рубля.[2] Это означало крах макроэкономической политики, проводившейся с 1992 года.[2] В результате финансового кризиса российская экономика получила тяжелейший удар, следствием чего стал спад производства и ряд других негативных явлений.[2] Экономический спад был кратковременным и вскоре сменился масштабным экономическим ростом.[2]

Значительную роль в переходе от спада к росту сыграли изменения в макроэкономической политике.[2] К концу 1998 года многие фирмы в России были готовы к увеличению выпуска своей продукции, сдерживало их только отсутствие благоприятной макроэкономической обстановки в стране.[2] И как только экономическая политика властей стала более адекватной и обеспечила фирмам необходимые условия для осуществления деятельности, в стране начался экономический рост.[2] Новая макроэкономическая политика гораздо больше ориентировалась на реальные потребности экономики, а советы международных финансовых организаций перестали восприниматься российскими властями как догма, отношение к этим советам стало более взвешенным.[2] По сути было принято решение об отказе от наиболее неадекватных мер, применявшихся в рамках предыдущей экономической политики.[2] В первую очередь изменения коснулись финансовой и антиинфляционной политики.[2]

Во-первых, возобновление экономического роста было признано более важным приоритетом, чем сдерживание инфляции.[2]

Во-вторых, было признано неэффективным использование завышенного курса рубля как средства сдерживания инфляции.[2] После августа 1998 года формирование курса российского рубля фактически стало рыночным.[2] Хотя переход к рыночному курсообразованию привёл к краткосрочному всплеску цен (в первую очередь, из-за резкого повышения импортных цен), другие его последствия были для экономики благотворными.[2] В частности, снижение курса рубля значительно уменьшило издержки российских предприятий, измеренные в долларах, вследствие чего значительно выросла конкурентоспособность продукции российских фирм.[2] Кроме того, рыночное формирование курса рубля облегчило возможность накопления валютных резервов, а это привело к повышению устойчивости финансовой системы страны.[2]

В-третьих, денежно-кредитное регулирование стало более гибким.[2] Хотя политика ограничения предложения денег с целью сдерживания инфляции сохранилась, были предприняты меры по ликвидации задержек по пенсиям, пособиям и зарплатам.[2] Так, если в III квартале 1998 года долги по зарплатам бюджетникам составляли 20,9 млрд рублей, то к началу 2000 года они уменьшились до 7,1 млрд рублей.[2] Помимо этого, государство практически полностью отказалось от имевшей место до этого практики неисполнения своих финансовых обязательств перед подрядчиками по госзаказам и перед бюджетными организациями, что позволило повысить доверие к экономической политике государства и нормализовать ситуацию с финансами в бюджетной сфере.[2]

В-четвёртых, было принято решение об отказе от восстановления рынка финансовых гособязательств, поскольку было признано, что покрытие дефицита бюджета за счёт масштабных займов создаёт значительные риски экономической стабильности, не обеспечивая при этом достаточного эффекта сдерживания инфляции.[2] Кроме того, фактическая ликвидация рынка ГКО-ОФЗ снизила прибыльность вложений в ценные бумаги и тем самым повысила привлекательность вложений в товарные активы, вследствие чего значительная часть освободившихся финансов была направлена в реальный сектор экономики, что стало одним из факторов возобновления роста производства.[2]

В-пятых, в конце 1998 года и в 1999 году власти успешно применили регулирование цен естественных монополистов (железнодорожного транспорта, электроэнергетики, газовой промышленности) как экономический рычаг, в результате чего до начала 2000 года темп роста цен на продукцию естественных монополий был примерно в 1,7 раза ниже среднего темпа роста цен в экономике.[2] Вследствие этой меры удалось замедлить темпы инфляции и придать дополнительный импульс производственному росту в экономике, потому что в тот период у многих российских фирм удельные затраты на транспорт и энергию фактически снизились.[2]

См. также

Ссылки

  • ru-90.ru

Примечания

  1. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса» Раздел «Экономические основания многополярного мира» // М., «Наука», 2002
  2. ↑ «Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния» Глава «Способы адаптации российских предприятий к трансформационному экономическому кризису» // М.: МАКС Пресс, 2009
  3. ↑ Политика доходов и уровень жизни населения России в 1990-е годы // Проблемы развития человеческого потенциала в деятельности Совета Федерации / Информационно-аналитическое управление Аппарата Совета Федерации ФС РФ. — 2001 . — стр. 23
  4. http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06/23/0000163134/002Gordon.pdf Г о р д о н Л. А. — д.и.н., профессор, заместитель руководителя Центра сравнительных политических и экономических исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН. Социально-экономические права человека:содержание, особенности, значение для России
  5. ↑ Зарплата и расплата: проблемы задолженности по оплате труда // Под ред. Т. Малевой; Моск. Центр Карнеги. — М.: Гендальф, ноябрь 2001. — 216 с.
  6. Материалы Петербургского экономического форума. 13-17 июня 2000 года. — Вестник Совета Федерации. — 2000. — № 6. — с. 77; Е. Антосенков, Ю. Кокин. Реформа заработной платы — ожидания и реальность // Экономист. — 1997. — № 4. — с. 47.
  7. Заработная плата и система социального обеспечения // Обзор экономики России. Основные тенденции развития. 1997 г. IV: Пер. с англ. — М., 1998. — стр.75-89
  8. ↑ Ъ-Власть — Газовая промышленность